О Казани и самостоятельных путешествиях

Прошло вот 4 месяца с момента моей последней записи, ну и ладно. Опытным путем выявлено, что писать я способна только лишь когда мне очень плохо или очень хорошо, а большая часть моей жизни сейчас проходит в состоянии «нормально». Наверно, это и к лучшему, но речь сейчас не об этом.
Две недели назад я вернулась из своей очередной самостоятельной поездки, уж и не помню какой по счету. События последних полутора месяцев выжали из меня лимонад, оставив в сухом остатке вечно плачущее и нервное существо, которому срочно-пресрочно надо было в отпуск. Так я оказалась в Казани.

IMG_0853

 

Читать далее

Реклама

Настина Србиjа

Иногда уж кажется, что больше нет на свете слов, чтобы описать мои чувства к Сербии. Это что-то настолько глубокое и родное, что не хочется выставлять напоказ, а, наоборот, спрятать бы от людских глаз подальше и лелеять глубоко внутри. Не выходит, все рвется наружу. Родные теперь иногда даже шутят, что в прошлой жизни я, наверно, жила где-то на Балканах. Но так или иначе, этот край притягивает меня со страшной силой с каждым годом все сильнее. И встречает меня в каждый мой приезд все теплее и теплее.
IMG_1011
Читать далее

Американские заметки: четвертая

Я очень рада, что начала свое знакомство с Америкой не с главного мегаполиса мира — Нью-Йорка, а вот с такого провинциального, хоть и курортного города Дайтона Бич. Именно здесь вырисовывается портрет так называемого средне статистического американца — большого во всех смыслах человека. Как нельзя судить обо всей России по Петербургу и Москве, так нельзя судить о Штатах по Нью-Йорку и Лос-Анджелесу. Хотя все, что я здесь пишу — это мои личные наблюдения. Может я и ошибаюсь, поправьте меня, если это так.
Так вот, люди здесь ездят на машинах. Почти все, от мала до велика, от старших школьников до пенсионеров. Это обусловлено большими расстояниями, города здесь одно- и двухэтажные, размазанные по карте так, что плавно один в другой перетекают. Пешком за пределами какого-нибудь условного центра не ходит никто. И, соответственно, никому не нужен общественный транспорт, тут комфорт подавай.
Однако, в США живут не только представители среднего класса. Есть мигранты, которые занимаются самой непрестижной работой, есть просто люди небогатые, есть инвалиды и старики, которые не могут жить той открыточно-состоятельной жизнью, которая так часто видится нам с этого берега. И для них существует общественный транспорт. Он, в общем-то, довольно чистый и приятный, только ходит редко. Но заходя в него сегодня, я почувствовала себя настолько чужой, настолько неуместной в этом автобусе, что мне захотелось выйти и пойти пешком — настолько инородным вторжением смотрелась я в глазах привычных пассажиров этого автобуса. Не хочу никого обидеть. Люди везде одинаковые: кто-то чуть лучше, кто-то чуть хуже, кто-то не моется годами и деградирует, кто-то поднимается наверх. Просто здесь очень четко чувствуются границы социальных слоев, и по своему внешнему виду и поведению ты должен подтвердить свою принадлежность к одному из них. И, честно говоря, печальное это зрелище. Совершенно не похожее на то, что мы видели в фильмах по телевизору, когда были маленькие.
На другой стороне улицы трава всегда зеленее. Какие-то моменты жизни другой страны всегда кажутся лучше, чем у нас. Но не стоит забывать, что у медали две стороны, и какие-то моменты гораздо, гораздо хуже. Но здесь уже не будет ни родных и друзей, которые примчатся на помощь, ни городских служб, ничего. А окружающим будет на тебя глубоко пофиг, потому что за hi, how you’re doing по моим внутренним ощущениям скрывается просто фигура речи. И прежде чем кричать, что пора валить из «сраной Рашки», надо сесть и подумать, готов ли ты сидеть и мыть посуду в другой стране, где ты никому, собственно, не нужен, зато упиваться иллюзией капиталистической жизни, вместо того, чтобы встать и начать делать что-то для того, чтобы в твоей стране было хорошо. Хотела рассказать о транспорте, а закончила миграцией. Как говорится, начала за здравие, кончила за упокой.
IMG_0540

Американские заметки: третья

На второй день в Дайтоне Бич погода извинилась за вчерашнее безобразие, было тепло, сухо и преимущественно солнечно. Тогда я впервые потрогала океан. У меня было непередаваемое ощущение, это как будто трогаешь бесконечность. Стоишь по щиколотку в воде, пену носит прилив туда-обратно, волны вдалеке выше твоего роста поднимаются, а ты стоишь и думаешь, какой же миниатюрной капелькой, песчинкой ты являешься на фоне этой водной громады. Где-то читала, что Бог — это такой же океан, а все мы — такие капельки, обладающие всеми теми же качествами характеристиками, только в миллион раз меньше в размере. Мне нравится думать о том, что я — это такая капелька Бога. Сразу чувствуешь себя особенно.
IMG_0493
Читать далее

Американские заметки: вторая

Америка — страна больших вещей. Там все большое: дома, мебель, машины, порции еды и конечно же люди. Причем люди не сколько толстые (хотя они тоже есть), а скорее просто крупные. И очень громко разговаривают. Еще довольно сложно привыкнуть к совершенно другой измерительной системе и температуре в Фаренгейте. И к тому, что все спрашивают «Hi, how are you doin’?»
IMG_0472
Читать далее

Американские заметки: первая

Сидя в аэропорту в Нью-Йорке в ожидании следующего рейса до нашего конечного пункта назначения, очень хорошо размышлять. На часах всего 17:30, а уже темнота за окном непроглядная. В моей голове, не смотря на кардинальную смену часовых поясов и обстановки, кипит столько мыслей, что, боюсь, они не влезут ни в один письменный формат.
Я очень боялась, что 10 часов в самолете окажутся для меня мучительными. Как бы ни так! Грамотно подобранная экипировка, маска для сна и плед, плечо любимого мужчины, много еды и экран с большим числом интересный фильмов делают полет практически незаметным. А еще я видела кусочек Исландии из иллюминатора.
Америка встретила меня тем, за что ее не зря прозвали плавильным котлом. Многообразие всех типов и подтипов человеческой расы на квадратный метр просто зашкаливает. Я знаю, что глазеть нехорошо, но не могу остановиться впитывать в себя всех этих людей, разглядывать их особенности черт лица, оттенки кожи, голоса. Если раньше я чувствовала приступы восхищения к работе Матушки-природы только при виде каких-то природных шедевров, то сегодня я наконец-то осознала, насколько великолепен венец ее творения — Человек! Или Бога, если изволите. Во всем многообразии, в миллионах сходств и различий, во всем том, что делает каждого уникальным.
Вспомнился фрагмент из великолепной книжки Фанни Флэгг:
— Знаешь, твой папа вечно задавал вопросы.
— Правда?
— Помню, однажды говорит: «Тетя Элнер, откуда вы знаете, что Бог существует, почему вы так уверены?»
— И что вы ему ответили?
— «Ну как же, Джин, — говорю, — ответ прямо у тебя на кончиках пальцев». Он мне: «В каком это смысле?» А я: «Сам подумай. У каждого родившегося человека, считая от начала времен, свои неповторимые отпечатки пальцев. Двух одинаковых нет. Ни один из миллиардов не повторяется. Кто же кроме Господа Бога способен придумать все эти узоры? Да сколько еще каждый год продолжает рождаться, не говоря уж о многообразии цветовых сочетаний у рыб и птиц».
Дена улыбнулась:
— А он что?
— Он сказал: «Да, тетя Элнер, но вы уверены, что Бог не использует повторно отпечатки каких-нибудь людей из прошлых веков?»

В туалете аэропорта мне составили компанию очень интересные женщины. Думаю, если бы можно было снять рекламу в духе United Colours Of Benetton, мы бы подошли как нельзя лучше. Первой женщиной была мусульманка, одетая по всем законам — хиджаб, закрытое платье. Однако, настолько красивые ткани и аксессуары были подобраны, настолько светло и нежно она смотрелась в своем наряде, что я невольно залюбовалась. Второй женщиной была африканка: шоколадная кожа, замысловатая прическа, яркий платок на голове в виде тюрбана (или как называется то, что они носят?:), яркое платье в пол. Ну и я в своих летящих темно-синих одежках.
И тут я подумала, как же здорово, что однажды кто-то одел женщину в платья и юбочки. Настолько красивее, женственнее и изысканнее выглядит женщина, когда одета не так, как мужчина. И насколько меняется отношение к такой женщине непроизвольно в глазах всех окружающих.

Прочие заметки:
Вторая, третья

В городе Ptz.

В Петрозаводске есть то, что я так люблю в других городах, и то, чего мне так страстно не хватает в собственном, — изгибы рельефа. Такое ощущение, что местами дороги просто упираются в небо, а дальше как повезет — либо улетишь, либо упадешь на ту сторону земли. Хотя после того, как я озвучила эту мысль вслух, мне в шутливой форме посоветовали съездить в Мурманск, мол, уж там-то точно изгибов хватает, дома как будто просто в горы врезали и чудом коммуникациями соединили. Но до Мурманска я в ближайшее время доберусь вряд ли, а вот Петрозаводск понравился мне очень. Не в последнюю очередь тем, что добраться до него из Петербурга не составляет особого труда.
IMG_3586
Читать далее