21 Up

На этой неделе мы пересматриваем потрясающий цикл документальных фильмов «Рожденные в СССР». Первый раз я смотрела его три года назад, и сказать, что я осталась под громадным впечатлением — это ничего не сказать. Жизнь каждого человека уникальна и почему-то наблюдать за ней не менее интересно, чем смотреть художественные фильмы. Даже если эта жизнь, на первый взгляд, кажется совершенно обычной. Что мне особенно нравится — можно проследить, как живые и любознательные дети превращаются во вполне себе молодых взрослых, меняясь и проходя через важные жизненные отметки в 14 и 21 год. И одновременно с этим проходя через глобальные изменения в тех странах, в которых родились. Самое интересное, что за три года мое мнение по поводу героев успело поменяться. То, что раньше в них казалось глупым и раздражающим, теперь понимаешь гораздо лучше, терпимее.
Все это я чувствую как-то очень близко, хоть я родилась уже в России. Мне ведь тоже 21, как героям третьей части. Восемь лет из них я пишу эти свои дневники, заметки. И получаю бесценную возможность оборачиваться назад и сравнивать. Как менялись мои взгляды, интересы, отношения и события. Как много всего маленького и повседневного складывалось калейдоскопом в причудливые картинки бытия. Благодаря тому, что я так тщательно фиксирую свои мысли и переживания, я четко вижу сегодня, что ничто в этом мире не случайно, что все происходит ровно так, как и должно быть, в нужное время.
Задумалась: а если бы можно было взять воспоминания из своей головы и смонтировать в фильм о себе минут на 20-30, что бы я показала?
Читать далее

Пять книг для девочек помладше, которые я перечитываю до сих пор

Итак, признаюсь. В том, что касается книг, я ужасный ретроград. Нет, конечно, были и в моей жизни периоды с Чаком Палаником и Ирвином Уэлшем, где чем больше чернухи, цинизма и сарказма, тем ценнее и глубже произведение. Но, слава богу, все это кануло в прошлое вместе с узкими джинсами и непомерным самомнением о собственной уникальности. Все-таки для меня идеальной книгой будет та, где женщины носят длинные платья и изящные прически, мужчины решительны и галантны, все переживают с юмором какие-нибудь приключения и в конце-концов живут долго и счастливо. Ну, в крайнем случае, кто-нибудь может умереть, но чтоб потом все снова было хорошо. Иначе я не играю.
Больше всего я люблю детские книжки. Именно те, на которые, когда перечитываешь их во взрослом возрасте, смотришь совсем иначе. Замечаешь не только канву сюжета, но и то, что скрыто глубоко между строк: мораль, философию, ценности. Причем, как это было уже неоднократно замечено, одна и та же книга, читаемая в разные годы, оставляет совершенно разные эмоции и впечатления. Даже пример приведу: моя крестная прочитала Набоковскую «Лолиту» девочкой-подростком и была впечатлена до глубины души этим шедевром. А моя мама прочитала, имея на руках уже меня-младенчика. И, будучи матерью девочки, отнеслась уже совершенно по-иному. 
Но оставим Набокова в стороне и вернемся к теме. Пожалуй, самое время поделиться небольшим топ-листом детских книг, которые можно и нужно перечитывать взрослым. Точнее, взрослой. Так как трепетно любимые мною книжки, конечно же, больше подходят для девочек. 
Изображение
Читать далее

Ежели вы невежественны

Когда я училась в начальной школе, в третьем что ли классе, мне по математике в домашнем задании попался пример, который я не могла решить. Скорее всего, там была опечатка, потому при вычитании одного числа из другого выходила, как тогда я думала, полнейшая ерунда. Ну что-то вроде «1-2=?». Я обратилась за советом к папе, который мне объяснил, что бывают отрицательные числа, и ответом в данном примере будет -1. На следующий день при проверке домашнего задания учительница накричала на меня за этот ответ, сказала, что мы такого еще не проходили и поэтому правильным ответом в данном примере будет 0. А я двоечница и тупица (хотя на тот момент я была круглой отличницей).
Это был мой самый первый и яркий пример железобетонной узколобости некоторых людей. Жаль, что я столкнулась с этим в случае с учителем — мне пришлось беспрекословно подчиниться, потому что пойти на конфликт с учителем в том возрасте было ужасно и страшно.
Став старше, я поняла, как вести себя в таких ситуациях. И также поняла, что не все взрослые правы просто потому, что они взрослые — чаще всего такие люди демонстрируют невероятную узость мышления, и спорить с ними неинтересно и бесполезно. Именно такие люди придерживаются мнения, что если ты не согласен с ними, то ты верблюд. Для них мир делится лишь на черное и белое, в соответствии с их субъективными суждениями о нем.
Поэтому теперь, встречая таких людей, я лишь мысленно благодарю Бога за то, что учит меня терпению, и от всей души желаю таким людям счастья и мудрости. И пусть их блеклый мирок заиграет новыми красками. А доказывать что-то им и тратить свое время и хорошее настроение совершенно бессмысленно. Все равно, что лить в лужу чистую воду и надеяться, что лужа от этого станет чистой.

Она всегда хотела, чтобы я посвятила ей эссе

А может быть, даже поэму, хотя в последний раз я сочиняла стихи, когда мы с ней учились в восьмом классе. А познакомились мы в первом. Честно говоря, это было так давно, что я уже почти ее в том возрасте не помню, только на фотографиях. Помню, что она носила ярко-оранжевый значок «Танечка» — такие в разных расцветках продавались в 2000 году в каждом газетном ларьке. И мы ходили вместе на продленку. Там и подружились.
Читать далее

О двухколесных друзьях

Мой первый велосипед был трехколесный, зеленого цвета, и ездить на нем я могла лишь по бетонной дорожке вдоль дома на даче. Дальше дорожка заканчивалась и я, в силу возраста и габаритов, ничего поделать с этим не могла. Поэтому приходилось слезать и разворачивать велосипед руками — до того момента, как я освою разворот в три приема, должно пройти еще приличное количество лет. 
Второй велосипед был уже побольше, но все равно маленький. Зато двухколесный!  Границы мира расширились, теперь мне разрешалось доезжать до пожарного пруда. Дальше пожарного пруда почему-то запрещалось, поэтому я нередко останавливалась ровно на границе «дозволенного» и «недозволенного» и смотрела туда, в недосягаемую сторону. Тогда еще родительский запрет крепко довлел надо мной. Но все равно жутко хотелось самостоятельно добраться до конца улицы, даже несмотря на то, что я ходила по ней с родителями практически каждый день и прекрасно знала, что там на пути находится.
Читать далее

М+Ж. Дошкольная версия.

Мой первый поцелуй был в детском садике с мальчиком по имени Саша. Наши кровати стояли рядом, у него тогда умер попугай и он мне это рассказывал. И то, что его похоронили в могилу дедушки, вырыв дедушку предварительно, а у дедушки была стрела в глаз воткнута даже. Я слушала и хлопала глазами, сама придвигаясь поближе. Уже тогда я вынесла две истины. Первая для мальчиков: впечатлительные девочки любят печальных героев. Вторая для девочек, но ее озвучивать не буду, чтоб никому не было обидно.
Вообще сколько себя помню, тема половой самоидентификации и прочих «сисек писек» проходит красной ниткой через все детсадовские годы. Еще даже толком не понимая, что это и зачем все это, само обсуждение этой темы вызывало душевный подъем, и, как оказалось, не только у меня.
Уже будучи сравнительно взрослой, я поняла, что сексуальное воспитание детей — это очень важно. Наше поколение воспитывалось преимущественно пуританскими советскими бабушками-дедушками, потому что родители в 90-е зарабатывали на жизнь. И все, что касалось темы секса и различий между мальчиками и девочками либо заминалось, либо переводилось на другую тему, либо стращалось потрясающими легендами. Но, несмотря на это, интерес был не угасаем. Не знаю, откуда мы знали, что и как должно быть, откуда мы этого понахватались, видимо, и вправду инстинкты какие-то работали.
Следующие истории, рассказанные мне моими знакомыми, проливают свет на межполовые отношения времен детского сада и еще раз подтверждают, что и в 5, и в 15 и в 45 лет в голове у людей одно и то же.
Читать далее

Когда я была маленькая

Когда я была маленькая, я брала бутерброд, разрезала его на много маленьких кусочков и выстраивала в линию, стараясь соблюдать симметрию. Сейчас я выкладываю товары на ленту супермаркета в определенной, одной только мне известной последовательности, и чувствую ощущение невероятного дискомфорта, если что-то выбивается из этого порядка. При всем при этом у меня в комнате и сумке всегда беспорядок, значит перфекционисткой меня назвать нельзя.

Когда я была маленькая, я шла к маме, если мне было плохо, больно или страшно. Сейчас я разбираю себя на кусочки в надежде найти в себе тот самый ген, отвечающий за все мои проблемы, а еще стараюсь не подпускать никого к себе в такие минуты. Люди почему-то обижаются. При этом мизантропом меня тоже назвать нельзя.

Когда я была маленькая, я придумала страну и назвала ее Фрутландия, я сбегала туда от реальности, когда никто не хотел со мной играть. Сейчас я играю со 140 символами, хотя они ужасно меня распускают. Я разучилась мыслить связно и строить тексты. Но я почему-то все равно возвращаюсь в этот блог.

А еще в городе очень красиво в эти дни.

Изображение