Как в Петербурге реновация происходила

Господин Булгаков был прав. Квартирный вопрос испортил москвичей. А также петербуржцев, архангелогородцев, тагильчан, улануденцев — воистину, масштабы бедствия необозримы. Мне повезло, я никогда не жила в типовых домах, да еще и при советской власти. Но миллионы россиян день за днем вынуждены довольствоваться пережитками прошлого, живя в домах, чей эксплуатационный срок годности превысил мыслимые и немыслимые пределы.
Вы, наверно, видели такие дома, в народе именуемые «хрущобами». Практически каждый район города, который нельзя назвать «центром», застроен ими. Одинаковые пятиэтажки с разномастными окнами, балконами, нередко даже страшными черными полосами на стыках блоков. Низкие потолки, маленькие кухни, маленькие лестничные площадки, а главное — феноменальная слышимость.
Но сегодня наш человек, избалованный поездками заграницу и сказкой о красивой жизни, хочет жить хорошо. Хочет красивое эргономичное пространство, светлые помещения, чтоб «как в кино». И именно тут вступает в дело компания «СПб Реновация».
Savelyeva_Daria_2013-12-18_33
Читать далее

Реклама

Под землей

Сегодня в метро ко мне подошла женщина и спросила, как ей добраться до Театральной площади. Дорогу я объяснила, предупредив, что метро там еще не прокопали, посему путь сложный. Она вздохнула и спросила, где ей тогда можно погулять пару часов до поезда. Выяснив, что Летний Сад и основные места уже были ею изучены, я отправила ее в Таврический сад и окрестные улицы, потому что это было первое, что пришло мне на ум. Уже потом, сидя в вагоне, я начала переживать, понравится ли ей там и, вообще, найдет ли она дорогу. Подавив в себе желание броситься за ней вдогонку, я начала думать о том, куда вообще в таких ситуациях можно посылать людей (в исключительно цензурных направлениях, конечно же).
Проблема в том, что я никогда не задумывалась об альтернативных местах для прогулок для людей более старшего, чем мой, возраста. Я имею в виду, что для нас, богемной молодежи, есть и Новая Голландия, и Этажи, и всякие другие арт-пространства, антикафе и прочее и прочее. А что посмотреть людям, которые всю парадно-туристическую красоту уже осмотрели в те времена, когда Петербург был Ленинградом? Разумеется, есть всякие познавательные экскурсии, например, по необычным дворикам, на которую недавно ходила моя мама, но когда у человека есть всего пара часов до поезда/автобуса/самолета, такие вещи для него недоступны. Нужно из всего петербургского многообразия и эклектичности выбрать что-то одно, достаточно емкое и интересное, и при этом не очень далеко от основных транспортных путей. И объяснить это незнакомому человеку за пару минут до прибытия поезда. Практически непосильная задача.
Хотя, вообще неплохо было бы составить на досуге свой личный шорт-лист с рекомендациями по интересным местам города для разных возрастов, полов и социальных групп. Вдруг кто еще спросит когда-нибудь. Определенно, я этим займусь. 

P.S. Я до сих пор переживаю за ту женщину из метро. 

Ночное

Ночью, часа в три, после спонтанного веселья на улице Думской, ехать под желтыми фонарями на ночном автобусе через мосты, Петроградку и набережные действительно восхитительно. Прижаться лбом к холодному стеклу, остудить свой пыл и смотреть, как за окном очень медленно плывет город. Потому что ночной автобус уже никуда не торопится. И люди в нем никуда не торопятся — выходные же. 

В такие ночи я особенно ясно понимаю, что никогда не уеду отсюда навсегда. На неделю, месяц, может быть даже полгода — еще можно. А навсегда — никогда. Все же правду говорят, что коренная петербурженка отличается не тем, что она родилась в Петербурге, а тем, что она в нем и помрет.

Коммунальная квартира под названием Петербург.

В этом городе все знакомы друг с другом.
В принципе, на этом пост можно было бы и закончить, так как сейчас каждый подумает и вспомнит примеры ужасающей тесноты Петербурга в плане населяющих его людей. Но все же раскрою мысль.
У каждого есть друзья. У друзей тоже есть друзья. Возможно, вы с кем-то знакомы, а у кого-то просто просматривали страничку в синей соцсети. У друзей друзей, как ни странно, тоже есть друзья. И вот эти самые последние друзья обязательно кем-нибудь вам придутся. Детьми сотрудников ваших родителей, бывшими возлюбленными вашей двоюродной сестры, да кем угодно. Связь будет, и она прослеживается примерно в 3-4 рукопожатия. Такое ощущение, что 5 млн. человек живет не на площади 1 439 км² , а в старой коммуналке где-нибудь на Ваське, постоянно сталкиваясь в коридоре.

Как-то совсем недавно встретились с подругой, бывшей одноклассницей, в одном среднепопулярном заведении на Канале Грибоедова. Не успели мы даже еще сделать заказ, как нами была замечена компания людей, с которыми мы лично знакомы никогда не были, но которых тем не менее знали. Это были дачные друзья нашей другой одноклассницы. Посмеялись, бывает. Тут пришли и сели напротив еще один молодой человек с другом. В котором были распознаны непосредственно молодой человек той самой одноклассницы и бывший одноклассник подруги моей подруги. В одном заведении в одно и то же время собрались, так сказать, три аспекта жизни одной девушки. Забавно до неловкости.

Или другая история. Поехали мы как-то в 2008 году в Прагу с мамой и сестрой. И после очередной экскурсии, остановившись в каком-то ресторане, мы разделили наш столик с женщиной и сыном примерно 12-13 лет. В октябрьской Праге было туманно и прохладно, так что мама, ведя светскую беседу, вскольз заметила: «У нас в Петербурге всегда так».
— Ой, вы тоже из Петербурга! И мы.
— А у нас в Приморском районе еще и ветра постоянные.
— Ой, вы тоже из Приморского! И мы.
В итоге, как оказалось, жили мы в одном доме, только в разных парадных, а ее сын ходил в мою школу, да еще и учительница английского у нас одинаковая была. Стоило уехать в Прагу, чтоб познакомиться с соседями.

Таких примеров — масса. Особенно смешно сталкиваться носом к носу с людьми, лично тебе не представленными, но на странички которых ты пару раз совал нос. Тогда рождается забавное ощущение в духе «Я тебя знаю, а ты меня нет». Хотя, судя по тому, что я здесь написала, вполне может быть, что таким же образом кто-то и меня в толпе может узнавать, кого я сама не знаю.

В одном прекрасном сообществе как-то написали: «Если в хорошую погоду выйти на Невский проспект, то там можно встретить всех нужных людей разом. Невский проспект – это такое специальное устройство, помогающее питерцам поддерживать контакты». Я склонна согласиться. А кто не верит, может в просто в хорошую погоду в выходной день прогуляться по Невскому проспекту.

W значит Выборг

Нет, определенно надо сбегать почаще из хлюпких Петербургских будней в холодный заснеженный пригород, а то и того дальше в область. Вот как сегодня — почти до самой Финляндии, в нордический и такой вроде бы нерусский Выборг. 

Изображение
Читать далее

Morning Glory

Когда я окончательно сбиваю себе режим подъемами в 4 часа дня, я устраиваю себе шоковую терапию, держась сутки на ногах без сна. В такие моменты сознание становится предельно ясным, взгляд свежим, а мысли посещают меня самые что ни на есть законченные, записывай — не хочу.
Если позволяет погода, я беру с собой кофе, какую-нибудь книгу и около 5:30-6:00 утра отправляюсь на море, благо, что живу от Финского Залива в двух шагах. В рассветах Приморского района я черпаю вдохновение порой даже большее, чем в его закатах.
Так вот, утренний район в эти часы — уникальное явление. Ранние пташки, попадающиеся мне на пути, представляют собой преимущественно рыбаков, собачников и бегунов. И все здороваются. Пробегают и проходят мимо с неизменным «С добрым утром», вне зависимости от того, знакомы мы или нет. И это чудесное утреннее благодушие такое заразное, что ты непроизвольно начинаешь делать тоже самое.
Я очень ценю такие персональные утра за то, что они прекрасно приводят голову в порядок. Крики чаек, шорох гравия, редкие звуки первых машин, плеск прибоя, запах воды и влажной от росы травы, раскрашенное лучами солнца утреннее небо — все это эстетическое безумие спасает не хуже дипломированного психоаналитика.
Возможно, именно из-за подобных утренних радостей я пока еще не превратилась в законченную истеричку. И вряд ли скоро превращусь.

Лаппеенранта

Я, как человек, живущий в Петербурге, многократно посещала Финляндию. В конце концов сюда уже езжу просто отдохнуть от суеты, так тут тихо по сравнению с городом.
И вот сейчас сижу я на лавочке, ворую вайфай, улица идет вниз под откос, над головой сгущаются тучи в прямом, а не переносном смысле, а ветер начинает мягко намекать, что будет гроза. Сегодня я в Лаппеенранте. В магазинной мекке российских туристов, заезжающих к соседям визу откатать, — а я как-то выбиваюсь из их толпы.
На самом деле, Финляндия хорошая страна. Здесь все сделано для людей, а не для безудержного потребления. Чистые улочки, резко вздымающиеся вверх и ниспадающие вниз (на наших болотах таких мест не много). Улыбающиеся младенцы, улыбающиеся подростки, улыбающиеся пенсионеры. Балконы, усыпанные цветами и украшенные замысловатыми колокольчиками. И очень-очень тихо. Как будто ты попал в рай, где никто не хочет других беспокоить, поэтому ходит на цыпочках и говорит шепотом. Кричат только чайки, и иногда — автомобили, но это редкость. Водители здесь тоже улыбающиеся и притормаживающие тут же, как только ты вышел на переход.
Если выбирать эту страну как место жительства… Нет, вряд ли. Мне, выросшей в пестрой и неспокойной эклектике Петербурга, здесь будет не место. Но приходить в гости, как к соседу на чай — в самый раз. Душой отдохнуть.
А вообще пора бежать на автобус, опять стоять очередь на границе, дождаться, когда улыбчивый пограничник поставит штамп в загранпаспорт и возвращаться домой.
Мои однодневные каникулы подходят к концу.