Как я кровь сдавала

Если бы меня сейчас спросили, когда я впервые захотела стать донором, то я бы затруднилась ответить. Определенно, эта мысль засела в моей голове еще до совершеннолетия, где-то лет в 16, когда я по известным причинам не могла еще им стать. Так или иначе, я твердо знала, что рано или поздно я им стану. И я это сделала.

Я очень долго собиралась, но, как и все в моей жизни, это свершилось совершенно спонтанно. Не спав всю ночь (хоть это и не рекомендуется), с легкой эйфорией в голове я поехала на Озерки в Многопрофильную больницу № 2 где-то к 9 утра. Вопреки моим ожиданиям, очередей не было, а я оказалась 16-ой из тех, кто вообще сдавал в то утро. Первое, что меня поразило — в гардеробе выдали резиновые шлепанцы. Именно такие, в которых только на даче по огороду и ходят. Они прилипали к полу, издавая при этом душещипательный грохот. «Они у нас музыкальные», — сказала проходящая мимо медсестра. Заполнив быстро анкету в духе «Были ли у вас обмороки» и «Были ли вы заграницей в течение последних 3 лет» (им явно надо расширить поле в этой графе!), я направилась к терапевту. Тут меня ждало большое разочарование: медосмотра как такового в принципе не было. Дистанционно, без моего участия, мне измерили температуру и давление, а потом направили в лабораторию. Узнавать, какая у меня группа крови. Должна заметить, что к тому моменту эйфория моя достигла своего апогея, и я только и делала, что улыбалась и смеялась. Пока ждала результатов анализа, увидела большую редкость — мужчину с VI отрицательной. А потом меня ждал сюрприз. Мои родители говорили мне, что у них у обоих II положительная, и я думала, что у меня по логике тоже она. Но на деле оказалось, что у меня I положительная. Я даже вернулась к терапевту и спросила, как такое может быть. Впрочем, меня успокоили, сказав, что такое бывает, и не надо бежать к родителям с целью выяснить, в чем подвох. Дальше путь следовал уже непосредственно к месту сбора крови. Очень веселая дама уложила меня на кушетку, всячески подбадривая и успокаивая. Когда же я сказала ей, что вообще-то я не боюсь, а наоборот, мне жутко не терпится отдать 450 мл своей крови (без сарказма), она удивилась и сказала, что молодые девочки обычно так себя здесь не ведут. Впрочем, из ее уст это был комплимент. Неприятное мгновение, когда игла с хрустом проходит под кожу — и процесс пошел. На кушетке справа лежал мужчина лет 45, который беспрерывно болтал и распрашивал медсестру о разных тонкостях забора крови. На его вопросы она хмыкнула, сказала, что обычно больше всего болтают те, кто нервничают, и принесла мужчине нашатырь. Не думала я, что мужчины такие чувствительные. Лично у меня вид сливания моей крови в пакет, а потом в пробирки, не вызывал никакого чувства брезгливости, дурноты или отвращения. Кровь как кровь, даже не голубая. Медсестра сказала, что мне надо было идти во врачи. После процедуры меня отпустили, выписали справку на память и даже дали небольшое денежное вознаграждение в качестве компенсации, на питание. По моим подсчетам, я провела там где-то час.

Я ужасно счастлива, что я это сделала. Жду с нетерпением марта, когда можно будет пойти сдавать еще. В идеале моя новая глобальная жизненная цель — сдать кровь не менее 40 раз и стать «Почетным донором России». Я считаю, что это важно (не награда, конечно, а донорство вообще). Моей крови хватит и мне, и кому-то, кому она тоже нужна.

И если ее ценой спасут чью-то жизнь, то, видит Бог, я все же живу не напрасно.

Реклама

Как я кровь сдавала: 3 комментария

  1. Водитель торпеды:

    Интересная история, даже захватывающая!
    Вы сделали очень важное дело. Я не понаслышке знаю в каких количествах крови может нуждаться один человек, перенёсший операцию на сердце. А операции делают огромному количеству человек и не только на сердце. Также огромная потребность в донорской крови у больных раком крови. Среди таких больных есть много детей.
    Желаю Вам крепкого здоровья!

    • piskovatskova:

      Спасибо за теплые слова!
      Пользуясь случаем, хотелось бы у Вас спросить как у человека, скорее всего знающего. Текущая ситуация с отменой выплат донорам может серьезно ударить по институту донорства? Что Вы вообще об этом думаете?

  2. Водитель торпеды:

    Более чем серьёзно. И это уже заметно в отделении детской онкогематологии 31-й больницы, где нуждаются в большом количестве донорской крови. Складывается такое ощущение, что наша Дума не очень хорошо продумала последствия принятия такого решения, либо же сделала это намеренно (последнее можно считать намеренным лишением больных шансов на выживание). А последствия не заставили себя ждать. В нашей стране не так много людей сдаёт кровь из альтруистических соображений. Большая часть — всё же потому, что за это полагается (полагалась теперь уже) денежное вознаграждение. Кто-то скажет, что если человек был донором по доброй воле, то он и продолжит это и в дальнейшем. А те, кто делал это ради денег…
    Но кому от этого легче? Больным, жизнь которых зависит от дозы эритроцитов? Людям, которые могли купить себе кусок хлеба (да пусть даже и бутылку пива) на вознаграждение за донорство? Так зачем разрушать то, что создавалось грамотными людьми в течение долгих лет? Очень это неприятно. До глубины души.

Мне есть что сказать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s