Yearbook

В прошлом декабре, аккурат под новый год, я была влюбленно-окрыленная студентка первого курса, все казалось прекрасным, у меня была куча планов и максимализма по отношению ко всем-всем-всем.
Январь я помню плохо. Помню, что сессия сдалась очень легко и просто, а потом мое прошлое, от которого я вроде как успела опомниться, снова дернуло меня за ниточку и притянуло меня к себе. Было страшно тоскливо и весь месяц прошел как в тумане.
В феврале я вдруг пересмотрела свое отношение к кругу общения. Он стал вырисовываться четче, претерпевать изменения, сужаться, но оттого стал только лучше. Помню, что настроение менялось очень резко и казалось, что холод и темнота никогда не закончатся.
В марте начались дни рождения друзей и я постоянно была где-то. Постоянно гуляла с кем-то. Тогда решила поехать в Германию летом.
В апреле был концерт Роджера Уотерса. Тогда я ходила по городу счастливая и мне казалось, что жизнь начала налаживаться.
В мае приехали немцы и все это время было сумасшедшей вечеринкой, которую Мартин охарактеризовал как «the only one rule was being yourself and try to survive. never felt so free». Еще тогда был концерт Muse, первый наш концерт с Ташей, на который мы вместе пошли. Помню, что от некоторых песен переполняло эмоциями теми прошлогодними так, что на глаза выступали слезы.
В июне была сессия, тоже как-то быстро пролетевшая. Я мучительно раздумывала, что же мне на самом деле нужно. А еще я много гуляла по ночам с разными людьми и много смеялась.
В июле я поехала в Европу и прожила маленькую такую жизнь, о которой не жалею. Это была жизнь в роли ничем не обременных баловней судьбы
В августе я почти все время спала. Единственная серьезная встряска случилась в последние выходные лета, вроде как расставившая все по местам, как я тогда думала.
В сентябре-октябре наступило душевное равновесие, я стала на год старше и на жизнь умнее. У меня все разложилось в голове по полочкам. Было такое состояние перфектности, совершенное и свершенное одновременно. И был немецкий 9 часов в неделю. И поездка на пароме за 10 евро с носа.
В длинном ноябре было затишье и глубоководье, и я поняла, что равновесие равновесием, но от этого и до полной апатии к страстям человеческим недалеко. А еще я начала работать. А потом снова наступила на грабли.
Так что в декабре: я ни черта не сделала из того, что планировала на год, осталась все в том же подвешенном состоянии, но смирилась с этим.
Мне так уже не так страшно. Мне хорошо.

Реклама